Интересная история

Заключение
Страница 4

Женщины и девки племени многокосы, миловидны, носят большие серьги в ушах, а по одежде навешивают одекуй[27] и жемчуг азиатский, драгоценные камни, у кого есть.

Как станут есть эуштинцы, первый кусок непременно в огонь бросают, первый глоток на угли отплескивают – с духом огня пропитанием своим делятся, чтобы зла на подданных своих не держал, сопутствовал во всем удачей.

Жилища Тоянова городка все больше полстяные[28], подстилки и покрытия в них сплетены из бересты или сшиты из шкур. Ложа для отдыха невысокие, сделаны из дерева, на них высятся мешки из кожи, набитые сухой травой или шерстью, - это подушки и матрацы. Одеяла жаркие, овчинные. Ткани диковинные, собственного производства – из волокон крапивы и дикорастущей конопли. Посуда вырезана из дерева или искусно вылеплена из глины. Много мелкого коробья из бересты. Что надобно, посажено на клей из осетровых рыб, держится прочно, не отпадет – будь то надевка или домашняя утварь.

По оружию понятно: эуштинцы – природные охотники и рыбари. Какого только вида и назначения стрел у них не увидишь. Вот эти, с деревянными набалдашниками, для охоты на ценного зверька – оглушить оглушать, а меха не испортят. Эти, с узкими наконечниками из лосиной кости, хороши для похода за крупной дичью, этими сподручно колоть рыбицу. А эти, с полым костяным шариком у острия, свистят при полете. Заслышав тот свист, сохатые и олени останавливаются – вместо того, чтобы бежать прочь. Для разных стрел и колчаны разные. Луки заботливо убраны в лубье, разукрашены отличительными знаками. Рядом с оружием ждут своего часа сменные лыжи, подбитые конской шкурой. На них самый глубокий и рыхлый снег не страшен.

Но особенно поразили сургутских разведчиков железные котлы, таганы, стремена, удила, корнекопалки. Откуда в такой глуши редкий металл? Татары доверчиво объясняли: обменяли прямой или немой торговлей у кузнецких людей[29] на «мягкую рухлядь» – шкурки соболей, бобра, белки. Выделывать кожу, обрабатывать шкурки зверей – работа наследственная, почетная. Самим в ней большая нужда, да и для отношения к соседям весьма надобна. Черные и белые калмыки при доброй настроении дают в замен «воинскую сбрую»: латы, бумажники[30], панцири и шлемы, наручи и даже сабли, кузнецкие татары – топоры, железную посуду, наборные пояса, наконечники для стрел. Торговые и военные русские люди тоже иногда забредают – у этих есть все, были бы шкурки.

Сургутяне интересовались, что такое «немая» торговля. Эуштинцы ответствовали: очень просто – привези в условленное место свои товары, оставь их на время, потом вернешься посмотреть, что положено против них; доволен будешь – бери, нет – снова отъезжай, жди, не прибавится ли к ним еще что-то; торгуйся, уступчивых с этих местах уважают плохо. Даже с врагом, которые опалился на тебя с помощью мена разговаривать сподручно. Можно, например, за два сорока соболей[31] выкупить полоненника из родичей или собственного данника в чужое пользование передать. Да мало ли…

Разговорам и «скаскам», удивлению и радостным открытиям посланцев Головина в тот день не было конца. Угостили непривычных к хмелю эуштинцев вином. Успокоились запоздно, зато по утру без промедление за указанное им воеводой «тамошнее дело»: прошли на лыжах вверх и вниз по закованной в лед реке, перебрались на противоположный берег и там обрыскали каждый взгорок, каждую низминку. Тоян розыскам не препятствовал, но когда дошло до него слово, указал на заречный глядень, гористо поднявшийся над Томью напротив его городка. Там эуштинцы пасли летом лошадей, брали крапиву и коноплю для пряжи. Чем не угожее место для крепости? И высокое и широкое, и к реке близкое! Как только снег сойдет, зазеленеет оно травами, станет приятным глазу, наполнится красками и запахами. Всего 60 верст отсюда до разливистой Оби. Соединить она новую крепость с Сургутом и Тобольском, пустит сюда торговые и прочие дощаники, каюки, кочи, приблизит к Москве…

Убедил-таки Тоян царевых разведчиков: после недолгого колебания сдали они окончательные чертежи местности, а заодно «роспись подлинную дороге» от Сургута до Тоянова городка и с тем спешно отправились восвояси.

Головин, наскоро обозрев чертежи и дорожную роспись, тут же переправил их в приказ Казанского и мещерского дворца, ведавшего в ту пору на Москве не только Поволжьем и Приуральем, но и нарождающейся Сибирью, а дьяк Нечай Федоров донес «спешные бумаги» государю. И породили бумаги те новые грамоты и наказы Годунова. С одной из них, не жалея коней, бросились гонцы в Тюмень, и вот уже тюменский голова Алексей Безобразов призвал к себе атамана Дружину Юрьева, велел ему спешно отобрать 50 лучших стрельцов и казаков, двух пушкарей, «пищаль скорострельную, а к ней 200 ядер железных да 300 ядер свинцовых, 10 пуд зелья, 10 пуд свинцу» и, не мешкая, выступись со своим отрядом в Сургут под начало казацкого головы Гаврилы Ивановича Писемского, с которым предстоит ему « в Томской волости поставили город».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Турецкое наступление в Хорватии
Развитию османской экспансии на Балканах во второй половине XV в. благоприятствовала ситуация в Венгерско-Хорватском королевстве, где разгорелась кровавая борьба сторонников Хуньяди [94] и его клана и партии могущественного временщика Ульриха Цельского (Цилли), подчинившего своему влиянию юного короля Ладислава (по мужской линии Ладисла ...

Риторика
Представителями риторического направления в истории были Эфор и Феопомп. Для их сочинений характерны ярко выраженная тенденциозность и морализирующий тон. Эфор (405-330 гг.) известен как создатель "Всеобщей истории", от которой уцелели лишь фрагменты. Основой труда послужила история Эллады, однако много внимания уделено описан ...

Империя
Государственный переворот Наполеона Бонапарта. Пришедшая к власти крупная буржуазия вскоре оказалась между двумя противостоящими социально-политическими силами. С одной стороны, городские трудящиеся, страдавшие от безработицы и постоянного ухудшения уровня жизни, усиливали борьбу с режимом термидорианцев. С другой стороны, активизировал ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.intrestinghistory.ru