Интересная история

Проект полевого Устава 1939 года.
Страница 6

Каждый из нас в детстве играл в морской бой - чертил сеточку, с координатами наносил удары: А1, В2 и т.д. Так, примерно, делается и в артиллерии: одна карта у командира батареи, который видит противника, другая - у старшего офицера батареи (командир первого огневого взвода), который противника не видит. Командир из далека подает команду, старший офицер на батареи команду дублирует, батарея приказ выполняет. Дистанционные управления,

Это в принципе. А на практике офицерам - артиллеристам нужно 3-4 года учить математику, топографию, баллистику, метеорологию и др. науки, чтобы знать основы стрельбы с закрытых огневых позиций. Такая стрельба требует умения навыков, точных приборов, сложных вычислений, устойчивой непрерывной связи и полноценного топографического обеспечения.

То есть, применение артиллерии без топографических карт невозможно, как играть в морской бой без сеточки с координатами.

Так вот в каждой батареи нужно иметь минимум две карты, а ещё в лучшем случае карты должны быть у командиров взвода управления, у командира второго огневого взвода, у передовых артиллерийских наблюдателей, у артиллерийских разведчиков, у старшины батареи и у командира отделения тяги. А если командир отделения артиллерийского снабжения нет карты, то и снаряды продовольствия топлива могут не подвести. Кому тогда нужны все ваши вычисления?

Артиллерия - сводный оркестр. Бывают сольные выступления батарей, а чаще батареи поют и играют дуэтом, трио, квартет квартетом… Для управления огнем 2-3-х батарей командир дивизиона должен иметь одну карту и его заместитель начальник штаба, а в их подчинении - собственная батарея управления со взводом артиллерийской разведки. И всем нужны карты, как дирижеру и музыкантам ноты. А стрельбу дивизионов руководит командир артиллерийского полка. И он без карт воевать не может сам, как не могут подчиненные ему артиллерийские разведчики, корректировщики огня, вычислители…

Стандартная картина из 22 июня: советских командиров настигает страшная весть, Гитлер нанес упреждающий удар, начав превентивную войну. В белорусских лесах разгружается 22-я армия, тайно переброшенная с Урала. Как и все другие советские армии, готовилась «бить врага на чужой территории» Но 22-й армии ставят неожиданную и совершенно необычную задачу: готовить оборону и контрудары на своей территории. Генерал-лейтенант Береков Н.И., в то время был генерал-майором и командовал 186 стрелковой дивизией 62-го стрелкового корпуса 22-й армии. Вот его рассказ « Единственный экземпляр карты, которую мне удалось выпросить у начальника штаба 21-го механизированного корпуса 3, забрал у меня командир нашего корпуса генерал-майор И.П. Карманов» /ВИЖ, 1962г.,№ 4 стр. 82/.

186-я дивизия генерала Бирюкова укомплектована почти полностью, в див. 13 тыс. солдат, сержантов и офицеров, 144 орудия,154 миномета,558 пулеметов, 13 бронемашин, 99 тракторов,16 плавающих танков,558 автомобилей, 3000 лошадей и… и ни одного комплекта карт. Но не позавидуешь кон 62 корпуса, а это три див, 153,174,186 два отдельных арт полка, зенитно-арт. дивизион, батальон связи и саперный батальон, авиационный отряд, Стрелковый корпус-50тыс солдат и офицеров. Всего в корпусе 17 полков, из которых 8 артиллерийских. В корпусе 966 орудий и минометов.

62 стрелковый корпус это только пример. В 21 мехкорпусе таже картина. В первом стратегическом эшелоне 15 армий, десятки отдельных корпусов и дивизий. Карт тоже нет. Позади 3 и 4-й эшелон, но управлять ими невозможно: там тоже нет карт.

Вот пример, первый стратегический эшелон советских войск. Свидетель генерал-майор Д.И. Осадчи «… пришлось защищать свою страну на своей территории и тут возникла проблема: у командиров нет топографических карт». Статья генерала Осадчи совсем короткая, но на отсутствие карт генерал указывает несколько раз.(1988год № 6 стр 52-54). Из документов следует, что не только во второй танковой дивизии не было топографических карт, но и в других танковых див. 5 августа 1941 года помощник командующего бронетанковыми войсками РККА генерал-майор танковых войск В.Т. Вольский направил заместителю наркома обороны генерал-лейтенанту Я.Н. Федоренко доклад об использовании советских танковых войск в первые дни войны. Среди выводов: «Командный состав карт не имел, что привело к тому, что не только отдельные танки, но и целые подразделения блуждали» (ЦАМО Фонд 38Опись 11360.Дело 2, стр.13).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Советско-немецкие отношения, разногласия и разделение сфер влияния
В условиях, когда переговоры СССР с Англией и Францией в 1939 г. зашли в тупик, советское руководство приняло предложение Германии о мирных переговорах, в результате чего 23 августа 1939 г. в Москве был подписан советско-германский договор о ненападении. Возникает вопрос: было ли заключение договора с Германией о ненападении наилучшим ...

Послевоенный период и реактивные двигатели
Конструкторское бюро А.С. Яковлева на базе самолета Як‑3 разработало машину Як‑15. В процессе создания поршневой двигатель заменили турбореактивным двигателем РД‑10, кроме того, был установлен специальный экран из жароупорной стали для защиты нижней поверхности фюзеляжа от воздействия горячих газов, выбрасываемых из вы ...

Природные условия и их роль в жизни славян
С природно-климатическими условиями тесно связаны основные системы земледелия восточных славян. На севере, в районе таежных лесов (остатком которых является Беловежская пуща), господствующей системой земледелия была подсечно-огневая. В первый год деревья подрубали. На второй год высохшие деревья сжигали и, используя золу как удобрение, ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.intrestinghistory.ru