Интересная история

Церковная и политическая деятельность патриарха Фотия
Страница 1

История » Патриарх Фотий и его роль в истории византийской церкви » Церковная и политическая деятельность патриарха Фотия

При знакомстве с жизнеописанием и трудами этого выдающегося иерарха становится очевидным особое его избранничество свыше. Господь призвал этого человека в нужное время и в необходимом месте. Являясь патриархом Константинопольским, он благословляет миссии к хазарам и славянам с уже переведенными на их язык книгами Священного Писания и богослужебными текстами; ведет успешные переговоры с представителями Армянской Церкви о ее воссоединении с Православной Церковью; он защищает Никео-Цареградский символ веры от ошибочных нововведений (Filioque), а также утверждает православную экклезиологию. Фотию принадлежит заслуга по восстановлению канонического порядка в жизни такого церковного института, как монашество, сильно пострадавшего в период правления императоров-иконоборцев. По словам римско-католического писателя аббата Жаже (Jager), "Фотий воплотил в себе все высокие качества, какими природа когда-либо наделяла человека: глубокий и живой ум, неутомимая энергия, твердая непоколебимая воля гармонически соединились в его лице. Он имел глубокую склонность к наукам, которыми занимался по целым ночам, являлся замечательным, красноречивым оратором и выдающимся писателем, знал все науки не только своего времени, но и древних времен. По своим познаниям он превосходил всех своих современников, из которых никто не мог сравняться с ним"[4]. Находясь на поприще гражданской деятельности, Фотий, благодаря своим способностям и образованию, стремительно продвигался по служебной лестнице. Так, сначала он занимал пост высшего государственного советника, затем возглавил дипломатическую миссию к багдадскому калифу. По возвращении из Багдада в Константинополь Фотий занял еще более важную должность при императорском дворе - протоасикрита (государственный секретарь) и члена синклита. Глубокие знания и одаренность не оставили Фотия в стороне от Константинопольского университета, созданного при посредничестве кесаря Варды. Параллельно с государственной службой Фотий занимался преподавательской деятельностью. Так, он являлся профессором богословия и философии. Известный американский византолог русского происхождения А.А. Васильев, упоминая об особой одаренности и учености Фотия Великого, пишет о нем следующее: "Исключительно одаренный, со страстной любовью к знанию, он получил прекрасное образование и посвятил затем все свое внимание и энергию обучению других"[5]. По свидетельству Никиты, епископа Памфлагонийского[6], "Фотий был не только из знатных, но и самых благородных; в отношении мудрости и благоразумия из всех занимающихся государственными делами он считался способнейшим; по уму и знаниям он не только превосходил всех своих современников, но мог равняться и с другими мудрецами, ибо все способствовало ему: природные дарования, прилежание и богатство, через которое к нему стекались всякие книги"[7]. Образование Фотия было разносторонним, и знания его были обширны не только в богословии или философии, но и в других областях науки, среди которых особое место занимает юриспруденция. О выдающихся способностях Фотия Великого в области права, как церковного, так и гражданского, свидетельствует ученый Роберт Креугтон (Robertus Creygthon). Он пишет следующее: "Тот, кто вникает в истинное положение вещей своими глазами, а не чужими, думаю, согласится со мной в том, что никогда не вступал на патриарший престол ни папа в Риме, ни патриарх в Константинополе мудрее в речах, благоразумнее в управлении делами, более сведущий в божественном и человеческом праве, чем Фотий"[8]. В 857 г. Фотий становится патриархом Константинопольским. Избрание его на этот высокий пост произошло в очень сложных условиях. Его предшественник свт. Игнатий незаконно был лишен светской властью патриаршего престола. В Византии это было не впервые, и вопрос стоял о необходимости срочного избрания нового патриарха, чтобы место предстоятеля Церкви не оставалось вакантным[9]. Однако этим случаем воспользовался в своих целях Николай I, папа Римский, чем внес раскол внутри Константинопольской Церкви. Он поставил условие, прежде не ведомое Вселенской Церкви, согласно которому, для утверждения Фотия патриархом Констан-тинопольским, необходимо разрешение папы Римского[10].

Николай I увязал предоставление такого разрешения с передачей из юрисдикции Констан-тинопольского Патриархата целого ряда церковных провинций в юрисдикцию Римской Церкви. Против этого "новшества" выступил не только Фотий Великий, но и, в последствии, его предшественник по патриаршей кафедре Игнатий. Под тенью этих мрачных событий и совершалось патриаршее служение Фотия. Знакомясь с церковно-законотворческой деятельностью Фотия Великого впериод его Патриаршества, необходимо выделить следующие события. В 861 г. в Константинополе под председательством Фотия прошел Собор,получивший в истории название Двукратный. В его работе приняло участие 318 епископов, в том числе и легаты папы Римского (епископы Родоальд и Захария). На Соборе еще раз было осуждено иконоборчество и засвидетельствован всеми присутствующими факт законного избрания Фотия патриархом Константинопольским. В ходе рабочих заседаний было издано 17 правил, касающихся дисциплины монашесгоующихи монастырей (1-7), членов клира (9-13), иерархического подчинения (14-15) и условий замещения епископских кафедр (16-17). В 866 г. патриарх Фотий, реагируя на нововведение, вкравшееся в Символ веры (Filioque) в Римской Церкви, издает окружное послание к представителям Восточных Церквей. В нем он выступает против этого догматического отступления, а также против светской власти папы римского и против его притязаний на главенство во всей Церкви Христовой[11]. Этим же посланием Фотий созвал Собор, который состоялся в следующем 867 г. в Константинополе. На нем было осуждено как еретическое учение - вставка в Символ веры (Filioque), также был осужден Николай I папа Римский за незаконное вмешательство в дела Константинопольской Церкви, поддерживающее тем самым раскол внутри Константинопольской Церкви, и за действия, направленные на подчинение своей власти всей поднебесной Церкви. В 879-880 гг. в Константинополе под председательством Фотия Великого состоялся Собор, получивший название Великий. По численности епископата[12], представительству всех патриархатов, а также по рассматриваемым на нем вопросам, имевшим характер вероучительный и канонический, этот Собор можно было бы по праву считать VIII Вселенским. В нем приняли участие 383 епископа с представителями всех восточных патриархов и легатами Римского папы. Собор восстановил единство между Константинопольской Церковью и Римской и вновь подтвердил законность патриаршества Фотия Великого. Также он осудил внесение вставки (Filioque) в Никео-Цареградский символ веры и запретил вносить впоследствии в него какие-либо изменения[13]. На Соборе вновь были подтверждены решения VII Вселенского Собора и осуждено иконоборчество. Кроме этого, Собор издал три правила, вызванные обстоятельствами того времени. Так, первое правило определило впредь соблюдать дисциплину, согласно которой лица, осужденные за какие-либо преступления патриархом Фотием, должны считаться таковыми и папой Иоанном VIII, и наоборот, осужденные за преступления папой Иоанном должны рассматриваться таковыми и патриархом Фотием. Второе правило запретило лицам, достигшим епископского сана "вне монашеского чина", давать монашеские обеты, которые "содержат в себе долг повиновения и ученичества, а не учительства или начальствования". В третьем правиле защищается иммунитет епископата от несправедливых нападок светской власти. Важным моментом для утверждения православной экклезиологии является и то, что Константинопольский Собор 879 г. "доказывал, что папа является таким же патриархом, как и все другие патриархи, и что у него нет прав на управление всей Церковью; поэтому и Константинопольский патриарх в папском утверждении не нуждается"[14]. С именем Фотия Великого связан еще один важный церковно-правовой документ, получивший название "Номоканон в 14 титулах". Этот документ получил законченный вид в 883 г. Предполагают, что предварительно Сборник был составлен в VI в. и Фотий пересмотрел его содержание, убрал из него утратившие силу гражданские законы по делам Церкви, внес новые в последствии издававшиеся в Византии законы и имевшие свою актуальность на момент окончательной редакции Сборника. Также Фотий прибавил в Номоканон правила бывших после первого издания Сборника соборов: Трулльского (692 г.), Никейского II (787 г.), двух Константинопольских (861 и 879 гг.) и Послание Тарасия патриарха Константинопольского к Адриану, папе Римскому. Номоканон Фотия пользовался в Константинопольской Церкви особенным уважением, о чем свидетельствует Феодор Вальсамон, патриарх Антиохийский, написавший комментарий на этот труд. Он, также удостоверяет, что мало помалу этот Сборник вытеснил из употребления все остальные канонические сборники. Номоканон патриарха Фотия перешел и в Русскую Церковь, с введением на Руси христианства. Патриарх Фотий принял самое активное участие в законодательных реформах, а также кодификации римско-византийского права, произошедших в Византийской империи в IX столетии с восшествием на престол императоров Македонской династии. Это особый период в истории византийского права, ознаменовавшийся появлением целого ряда законодательных сводов, юридических сборников, справочников и пособий, исагогических трактатов. По мнению ряда исследователей, сама идея подобного рода реформ зародилась еще до 867 г.[15], и подготовительные работы для ее осуществления были проведены ранее. Заслуга в этом принадлежит прежде всего Фотию Великому, т.к. рождение самой идеи и предварительные работы для ее реализации были выполнены в кругах юристов, тяготевших к Фотию, а также в стенах основанного Феофилом и кесарем Вардой Константинопольского университета, ректором и профессором которого был Фотий[16]. В 885 (886) г., под руководством патриарха Фотия Великого, был подготовлен к изданию правовой сборник под названием Исагога[17]. Он состоял из 40 титулов[18]. До сих пор исследователи не пришли к единому мнению в вопросе того, получил ли этот юридический документ статус государственного закона или нет. Известно несогласие во взглядах Фотия и императора Льва VI в вопросе соотношения власти патриарха и императора. Лев VI известен в истории тем, что мог позволить себе вмешиваться во внутренние дела Церкви или же попирать священные каноны (например, незаконное смещение с патриаршества Фотия или вступление Льва в четвертый брак, что запрещено церковными правилами). Рассматривая соотношение императорской власти и власти патриарха, Фотий строго разграничивал их полномочия. Так у Фотия присутствует мысль о том, что власть императора ограничивается рамками (kxaiAeia (государства, царства) и вся деятельность императора должна способствовать миру и счастью подданных. Что же касается жизни Церкви, то она находится вде императорской власти и входит в компетенцию патриарха. Здесь необходимо заметить, что у Фотия нет и следа доктрины об уподоблении императора Богу, о божественном происхождении императорской власти. В предисловии к Исагоге, которое можно рассматривать как своеобразный гимн закону и законности, провозглашается то, что сам закон является истинным василевсом, он выше самих василевсов, причем василевсов не каких-нибудь[19], но весьма почитаемых и воспеваемых из-за приверженности православию и правосудию[20]. Рассматривая деятельность Фотия Великого в области правотворчества, необходимо указать его воззрение на закон. В упомянутой Исагоге мы читаем следующее: "Закон - это общезначимое распоряжение, решение мудрых мужей, общий договор граждан государства"[21].

Страницы: 1 2

Наполеоновские войны. Война второй коалиции (1798-1802 гг.)
Условной датой начала наполеоновских войн считается установление во Франции в ходе переворота 18 брюмера (9 ноября) 1799 военной диктатуры Наполеона Бонапарта, ставшего первым консулом. В это время страна уже находилась в состоянии войны со 2-ой антифранцузской коалицией, которую образовали в 1798 - 1799 Англия, Россия, Австрия, Турция ...

Государственное устройство Киевской Руси. Князь и княжеский совет
В IX–X вв. сформировался важнейший формально-юридический признак раннефеодальной монархии – наследственная передача стола. Даже при наличии регентства Олега при малолетнем Игоре и Ольги при малолетнем Святославе передача власти по сыновней линии является фактом совершившимся. В X в. и местные племенные князья заменяются младшими членами ...

Основные события на фронтах
В немецких и американских плакатах событиям на фронтах уделяется меньше внимания, чем в СССР. Для американцев крупнейшей трагедией войны стал разгром военно-морской базы Перл-Харбор. Что нашло отражение в плакате "Помни 7 декабря. Мы убеждены, что умершие не умерли напрасно" (Приложение 4). Плакаты советских художников, особе ...

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.intrestinghistory.ru